» Экс-премьер Украины: Три АЭС в густонаселенном центре Европы строить нельзя

Экс-премьер Украины: Три АЭС в густонаселенном центре Европы строить нельзя










Экс-премьер Украины, экс-министр экономики, депутат Верховной рады Украины Анатолий Кинах считает, что после событий на АЭС "Фокусима-1", учитывая опыт Чернобыльской катастрофы, международной сообщество должно пересмотреть свои планы в атомной энергетике. По его мнению, планы Литвы, Белоруссии и России в Калининградской области, строить сразу три АЭС на фоне этих событий выглядит достаточно опасным. Однако, по его мнению, Литва добровольно поставила себя в сложное положение, когда закрыла Игналинскую АЭС и стала энергодефицитным регионом. Между тем, именно Евросоюз по мнению Кинаха должен был синхронно требовать закрыть старые мощности и вводить новые, чтобы не создавать дисбаланс, который в итоге появился. Европа, по его мнению, должна была "подставить плечо" Литве, а произошло то, о чем Кинаху с тревогой рассказывал покойный экс-президент Литвы Альгирдас Бразаускас.

Говоря о спорах Украины с "Газпромом" и проводя параллель с Литвой, экс-премьер Украины назвал ситуацию "сложной", но заявил, что уверен в необходимости переговорного процесса "без эмоций". Он подчеркнул важность взаимоотношений Украины с Евросоюзом и прямо заявил, что Украина войдет в ЕС и эта цель уже закреплена на законодательном уровне. Об этом и многом другом в интервью корреспонденту ИА REGNUM во время Астанинского экономического форума, который прошел 3-4 мая, рассказал Анатолий Кинах, интервью с которым мы публикуем сегодня, 9 мая.


ИА REGNUM: - Вам хорошо знакомы вопросы атомной энергетики. Недавно вы даже высказывали инициативу о том, что людям, живущим рядом с атомными станциями, нужно платить "плату за риск". Как вы относитесь к развитию атомной энергетики? Например, в Прибалтике будет построено сразу три АЭС: В Литве, в Калининградской области, и в Белоруссии на самой границе с Литвой. Вам не кажется, что для небольшого региона это многовато?

- Давайте начнем с большего, к частностям. 25-летие Чернобыльской трагедии. Это была трагедия планетарного масштаба. Пострадали - сотни тысяч человек. Радиоактивному заражению подверглись около двухсот тысяч квадратных километров территории. И не только в сопредельных государствах. Из оборота было выведено около 5 млн гектар сельхозугодий. Учитывая, что речь идет о долгоживущих радиоактивных элементах, таких как цезий, стронций, плутоний, период полураспада которых исчисляется сотнями тысяч лет, 30-километровая чернобыльская зона площадью в 2 тыс. 600 квадратных километров, должна быть объектом внимания не только со стороны Украины, но и всего международного сообщества. Нужно вести четкий мониторинг влияния на человека, на окружающую среду, на будущие поколения, растительный и животный мир. Исходя из этого, не допустить подобного в будущем. Очень важно, что во время проведения международной конференции, которая была проведена в Киеве по инициативе президента Украины, были поставлены вопросы не только по поводу сбора средств на строительство саркофага номер два, для чего требуется около миллиарда евро, а во время конференции было собрано 550 миллионов, очень важно, что там были рассмотрены вопросы о безопасной эксплуатации станции. Отдельным блоком были рассмотрены вопросы утверждения международной программы по ликвидации последствий аварии, в том числе создания мощных научно исследовательских центров с участием представителей науки, физики, медицины. Я уверен, что это нужно сделать обязательно, потому что эти последствия мы будем ощущать еще сотни лет. Важно, чтобы были социальные программы, с эффективным использованием средств, в том числе и средств на саркофаг, собранных с участием международного сообщества.

Что касается людей, то речь идет о следующем. Живущие непосредственно рядом со станцией, безусловно, находятся в зоне риска. События, в том числе, на "Фукусиме-1" подтвердили, что даже такое высокотехнологичное государство как Япония, еще не являются властелинами над природой. Это очень серьезное предупреждение для нас, то, что произошло на "Фукусиме-1". Поэтому люди, живущие в зоне риска, должны испытывать со стороны государства соответствующий уровень поддержки. Начиная от уровня тарифов на электроэнергию, более четкий мониторинг состояния их здоровья, профилактика, социальная и медицинская поддержка, и так далее. В этом суть платы за риск.

ИА REGNUM: - Но вы не противник атомной энергетики?

- Безусловно, речь идет об очень ответственном подходе к использованию атомной энергетики. Здесь не должно быть каких-то эмоциональных, декларативных или популистских шагов и решений. Атомная энергетика сегодня является очень серьезным фактором в энергоснабжении. Если говорить об Украине, то 47% всей электроэнергии, которая генерируется, составляет атомная энергетика. Это очень серьезно. Это энергетическая безопасность, это экономика. Во многих государствах утверждены и развиваются мощнейшие программы. Во Франции до 80% генерации электроэнергии вырабатывается на объектах атомной энергетики. Но я рад, что буквально месяц назад в Женеве было заседание делегаций 72 государств, которые анализировали первые последствия Фукусимы и там вопрос был в объединении усилий по усилению мер по безопасной эксплуатации атомных объектов. В том числе даже такие государства как Китай, я уже не говорю о Евросоюзе, приняли решение максимально развивать альтернативные источники энергетики, включая энергоэффективность и энергосбережение. Это очень правильно. В принципе, если говорить об Украине, я против того, чтобы бездумно наращивать количество атомных блоков. Наоборот, надо усилить мероприятия по безопасной эксплуатации тех блоков, которые в работе, а Украина работает в тесном контакте с МАГАТЭ. Буквально полтора месяца назад МАГАТЭ у нас завершило инспекцию атомных блоков и они дали положительную и высокую оценку. Но, я уверен, если бы мы активно занимались энергосбережением, а энергоемкость внутреннего валового продукта Украины в два-три раза выше, чем в Восточной Европе, то я уверен, что эти деньги можно было бы более эффективно использовать не на строительство новых блоков, а на программы энергосбережения и энергоэффективности. Это дало бы больше положительного эффекта, как для окружающей среды, так и для безопасности людей, чем ничего не делая в политике энергосбережения и энергоэффективности. Должны быть четкие и продуманные ходы. Более того, я уверен, что не стоит строить блоки, чтобы потом экспортировать эту энергию за рубеж. Это не тот вид экспорта - за счет рисков безопасности своего народа. Мы будем пересматривать нашу энергетическую стратегию и, учитывая трагедию на "Фукусиме-1" и наш собственный трагический опыт Чернобыля, мы будем пересматривать и программы с перспективами строительства новых блоков. Что касается Прибалтики, Белоруссии, то я уверен, что нельзя на таком узком жизненном пространстве создавать концентрацию атомных станций. Еще раз повторюсь, "Фокусима-1" показала, что человек далеко не властелин над природой. Пока не будут отработаны максимально возможные достижения физики, науки, техники и более безопасные реакторы, более надежные методы, я бы рекомендовал не реализовывать такие проекты в густонаселенных районах в центре Европы.

ИА REGNUM: - Литву интересует украинская электроэнергия, но она неизбежно может идти транзитом через Белоруссию. Этот вопрос неоднократно поднимался, в том числе и между президентами Литвы и Украины, но в последнее время пропал и застопорился. Какая ситуация сейчас, что вы знаете?

- Я бы хотел ответить на этот вопрос в следующем контексте. Мы в свое время принимали множество решений, которые повышали атомную безопасность всей цивилизации. Это и добровольный отказ от стратегического и тактического ядерного вооружения, это и решение Украины закрыть Чернобыльскую станцию - первый и второй блок, но меня, и не только меня, смущает, что, к сожалению, адекватных ответных действий со стороны мирового сообщества не было. В контексте выполнения своих обязательств, поэтому сейчас мы вынуждены собирать деньги на саркофаг. То есть очень важно, чтобы время не стирало память об этой трагедии. У нас это не сотрется - это наша боль и наша беда. Мы тратим на Чернобыль в разные периоды иногда по 8-10% доходной части нашего бюджета. Это огромные ресурсы. Поэтому очень хочется, чтобы память не стиралась у мирового и европейского сообщества. Украина никогда не шантажировала мир Чернобылем. Наоборот, мы предлагаем и говорим, что давайте будем вместе работать. Это очень серьезная и долгосрочная проблема.

Хотелось бы, чтобы Литва, а я эту тему в свое время обсуждал с господином Бразаускасом (ныне покойный экс-президент и экс-премьер Альгирдас Бразаускас - прим. ИА REGNUM), мы, не побоюсь этого слова, были друзьями, мы, когда обсуждали ситуацию, что одним из требованием Евросоюза к Литве перед вступлением - это закрытие Игналины, он очень с большой тревогой говорил, что Игналинская АЭС очень серьезная доля энергетического баланса Литвы. А альтернативы нет. Европейские партнеры не хотят слушать, что надо синхронизировать эти процессы - закрытие и создание новых объектов. Это его очень тревожило. Эта тревога оправдалась. После закрытия Игналинской станции Литва в очень сложном положении в связи с дефицитом электроэнергии. И тут тоже европейское сообщество должно было поработать более активно, чтобы подставить плечо Литве, чтобы выйти из этого сложного положения. Может быть выйти не за счет строительства новой станции, а другими методами. Поэтому я думаю, что Литва себя осознанно, как и Украина, поставила в сложнейшую ситуацию. Очень важно в рамках ЕС дать возможность Литве минимизировать издержки своей экономики. Надо искать эти варианты, но вместе.

ИА REGNUM: - У Литвы в настоящий момент очень непростая ситуация с российским "Газпромом", которая может вылиться в международный арбитраж. У Украины тоже целая история газовых споров с Россией. Какая у вас сейчас ситуация и как бы вы посоветовали властям Литвы вести себя в споре с "Газпромом"?

- Ситуация очень серьезная, если говорить об Украине и России. Украина и Россия по факту - это неразрывные составляющие энергетической безопасности Европы. Доля потребления природного газа из России достаточно высока. Она в среднем достигает до 20-30%. При этом около 70% всего природного газа, который поставляется в Европу, транспортируется через территорию Украины. Это в среднем где-то 95-110 млрд кубических метров природного газа ежегодно. Поэтому важно, чтобы эта система работала очень надежно. Украина, как государство, заинтересована в загрузке своих газопроводов. Тем более, обладая уникальными подземными газовыми хранилищами общей емкостью в почти 35 млрд кубических метров. Такого нет нигде. Тем более, что хранилища у западных границ, что позволяет иметь запас и страховать от различных природных техногенных и других происшествий. Спрашивается, зачем тогда "Южный поток"? А если вложить еще не такие и большие инвестиции - до 3,5-3 млрд долларов - то эту пропускную способность можно увеличить до 170-180 млрд. Т.е. есть резервные мощности для транспортировки. Но решать эти вопросы можно только в балансе интересов. Государства-поставщики - Россия, частично средняя Азия, транзитеры - Украина, и потребители - Европа. Решение нужно искать в трехстороннем варианте. Мы стремимся это делать. Надеемся, что Европейский союз также будет принимать более консолидированные решения, потому что у многих стран с Россией особые отношения. Скажем прямо - Евросоюз не имеет единой и согласованной энергетической политики. Чем и пользуется и Россия. Это обоснованно - она продвигает свои национальные интересы. Тут не надо жаловаться и не надо обижаться. Она это делала, и будет делать. Надо просто уметь представлять контраргументы и создавать равноправные условия. Поэтому - только за столом переговоров, без форс-мажоров, без поиска "руки Кремля". Надо искать условия создания прозрачного рынка природного газа с высоким уровнем надежности, технологичности, и на этом строить баланс интересов всех сторон. Без экономического и политического давления. Это позиция Украины и мы предложили России пересмотреть весь пакет соглашений. Часть из них я подписывал лично еще десять лет назад. В том числе и последние, которые были подписаны правительством Тимошенко, где формула цены природного газа создает для Украины огромную проблему. Она для нас абсолютно невыгодная. Невыгодная в каком смысле - у нее абсолютно нет какого-то экономического обоснования. Базовая цена 450 долларов за тысячу кубометров. Плюс коэффициенты, связанные с ростом цены на нефть. Мы в сложнейшем положении. Но это не повод, чтобы мы отказывались от своих стратегических объектов. Поэтому сегодня уже начаты переговоры по пересмотру газовой формулы. Я уверен, что это надо делать за столом переговоров, понимая, что мы связаны серьезно и являемся неотъемлемой частью энергетической безопасности Европы. Без эмоций, без ярлыков, на высоком профессиональном уровне искать баланс интересов. Ну а Литве я советую аналогичные подходы.

ИА REGNUM: - Какая сейчас ситуация с интеграцией Украины в Евросоюз? Вы туда по-прежнему стремитесь? О НАТО сейчас говорится уже реже.

- Наша позиция следующая. Для нас вектор евроинтеграции имеет необратимый характер. В том числе и в прошлом году, не многие это заметили, принят закон об основах внешней и внутренней политики Украины, где отдельной статьей четко зафиксировано, что конечная цель евроинтеграции Украины - это вступление в Евросоюз. Мы не говорим о датах. Мы говорим о целях. Это на законодательном уровне, этот закон должны выполнять. При этом мы исходим из того, что по всему периметру нужно строить равноправные и взаимовыгодные отношения. Мы категорически против формулы, что евроинтеграция противоречит усилиям по созданию благоприятных усилий по сотрудничеству по направлению на восток. У нас там тоже очень серьезные интересы. Если взять Россию, Белоруссию и Казахстан, то это 40% нашего внешнеторгового оборота. Это очень серьезная цифра - около 47 млрд долларов. Если взять Евросоюз, то там 30% нашего внешнеторгового оборота, но плюс еще 80% всех прямых иностранных инвестиций, которые пошли к нам за годы независимости. Из 43 млрд, 35 - это Европейский союз. Т.е. ЕС для нас важен не только как рынок, но и как источник инвестиций, технологий, оборудования для модернизации нашей экономики. Мы не можем перекрыть это направление. Мы об этом говорим и россиянам. Мы имеем уже стратегический интерес, плюс обязательства. Мы уже третий год члены ВТО, мы завершаем переговоры с Евросоюзом по соглашению об ассоциированном членстве и зоне свободной торговли.





Всего комментариев: 0



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Новости сайта ukrelektrik.com


Последние статьи ukrelektrik.com


Последние ответы на форуме ukrelektrik.com